Как Гайдай снимал знаменитые сцены в «Кавказской пленнице»

00

Бессмертная комедия «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», знаменитого кинорежиссера Л. Гайдая, по праву является классикой советского кинематографа. Фразы из этого фильма стали народными цитатами, а некоторые сцены из кинофильма, до сих пор с улыбкой вспоминают вот уже несколько поколений. Это вполне объяснимо.



Ведь Гайдай относился с большим трепетом и придирчивостью буквально к каждой фразе или фрагменту кинофильма. Можно сказать, что в сотворении этого шедевра кинематографии принимали участие буквально все актеры и даже операторы съемочной группы, на ходу придумывая сцены и эпизоды, импровизируя фразы и реплики.
В одном из своих многочисленных интервью после съемок фильма Л. Гайдай говорил:

«Вероятно, я от комедии никогда не откажусь. Этот жанр постоянно привлекает меня. Однако не всякую кинокомедию я взялся бы поставить. В последнее время у нас появилось достаточно много так называемых «бытовых» комедий, с лирически-камерным сюжетом, мягким юмором, незатейливым конфликтом.
Взгляните на режиссерский сценарий, нет, не на лицо страницы, а на ее оборот, — он весь исписан. То, что вы прочитали, еще не окончательный вариант, во многом он «варится» здесь, на съемочной площадке, случается, что мы заново придумываем целые сцены. Наш фильм — труд коллективный. Вместе с актерами мы отрабатываем реплики, и частенько на репетиции экспромтом рождаются новые, подсказанные самими героями фильма...»

Читайте также: Как снимали Экспонат (на лабутенах) для группы Ленинград

На первой фотографии изображены тогда еще мало кому известные актеры: Наташенька Варлей, Георгий Вицин, Л. Гайдай, Ев. Моргунов, Юрий Никулин. Глядя на эти лица, одновременно веселые и задумчивые, милые и такие смешные, просто чувствуешь атмосферу доброго юмора и хорошего настроения, пронизывающую всю картину.

О фильме писалось много статей в газетах и журнала того времени. В популярном тогда журнале «Советский экран» в статье корреспондента Н. Орловой сказано:

«Смена началась в 16.30 и должна была закончиться в 24.00. Снимали последние кадры в павильоне перед выездом на «натуру»... Впереди группу ждали Крым и Кавказ, а сегодня «юг» сконцентрировался в девятом павильоне «Мосфильма» и напоминал о себе только зеленым тряпочным плющом, лихо приколотым декораторами к белой стене, да стайкой «южных курортниц» актрис массовки.
Снимали сорок девятый кадр — сцену в ресторане. В нем был занят только один актер — Александр Демьяненко... Шурика знакомят в ресторане с местными тостами и потчуют молодым вином. Это уже далеко не первый тост, но зато самый трогательный для Шурика — про птичку... Шурик неожиданно всхлипывает.

— Что такое, дорогой? — спрашивают его.
— Птичку жалко! — И разражается бурными детскими слезами.

Идет репетиция. Рядом с Шуриком — Демьяненко — режиссер-постановщик Леонид Гайдай. Вместе с актером он сотрясается в рыданиях.

— Птичку жалко... Вот так. Хорошо. Давайте снимать.
— Кадр 49, дубль 1, — сказал ассистент. Отсняли семь метров.
— А теперь, Саша, попробуй так, — говорит режиссер. — Ты страшно огорчен, но ты мужчина, ты держишь себя в руках, ты полон достоинства. „Птичку жалко!“ И, сжав зубы, скупо, по-мужски плачешь.

Перед пятым дублем у Саши Демьяненко высохли слезы, пришлось сделать глицериновые. Припудрили нос. Снова съемка... Растрепанный парень в вылинявшей ковбойке наконец плачет вполне удовлетворительно. Дубль удался»

Здесь Гайдай и Демьяненко запечатлены с удивительно задумчивыми лицами. Их можно понять, ведь рождается шедевр кинематографа! На лицах этих людей буквально видны муки творчества, работа мыслей и действие фантазии. Фотограф сумел передать все в удивительной полноте черно-белого формата, применяемого в те далекие времена.

Е. Моргунов вспоминает интересные моменты съемок фильма по-своему, по «моргуновски».
«Для Гайдая было главное, чтобы мы придумывали трюки. За каждый такой трюк Гайдай предлагал нам по две бутылки шампанского. Никулин заработал в «Кавказской пленнице» 24 бутылки. Я — 18. А Вицин, к сожалению, заработал лишь одну бутылку. Потому что он страшно не любил шампанское. Он любил сдавать посуду...
Сценку с моим уколом придумал Никулин. Он сказал: „Какой смысл делать третий маленький укол, если два уже сделали. Моргунову надо сделать большой“. И принес из цирка красивый шприц с французским названием «жане» вот, мол, его и будем колоть. Я сказал: «нет, колоть не будем, у меня семья». Никулин говорит: «Не бойся, больно не будет». Крупным планом снимали лицо, а сзади между ног установили табуретку, сняли с нее сиденье и положили обычную подушку. Саша Демьяненко брал шприц и втыкал. Семь раз мы снимали этот кусочек, я его боялся как огня — потому что там же всё рядом. Под табуреткой лежал Никулин, на руке у него была перчатка. Как только игла входила в подушку до упора, Никулин по команде Гайдая хватал ее рукой и держал. Это он поворачивал шприц то влево, то вправо, словно он покачивается. А все думали, что Моргунову пронзили его толстый зад...»

Многие почитатели фильма интересуются трюком с вращением головы Вицина на 360 градусов. Тогда ведь не было компьютерной графики и все приходилось делать натурально. Поэтому пришлось идти на некоторые хитрости и даже фокусы.
Итак, сначала происходила съемка крупного плана, с Вицином в лохматой шапке, потом быстро переводили камеру на других артистов, а Г. Вицин в это время просто поворачивался спиной, переодев пиджак задом наперед, руки же подставлялись дублером.

На живописной горе Ай-Петри актеры Н. Варлей и Ю. Никулин просто отдыхают и готовятся к предстоящей съемке очередного кадра. Наташа поправляет макияж, а Никулин просто устало отдыхает. Но и тут без юмора не обошлось, ведь сидят они прямо на каком-то человеке верхом! При внимательном рассмотрении можно понять, что это всего лишь манекен. Незатейливый юмор просто преследует этих талантливых людей, причем в самых неожиданных формах и проявлениях.

Читайте также: Как снимали комедию «В джазе только девушки»

Знаменитый клоун и актер Юрий Никулин вспоминает процесс съемок со свойственным ему юморком и добродушием:
«Красная Поляна. Наша группа расположилась на берегу горной речки. Несмотря на август, вода ледяная. Отваживаются купаться (вернее окунуться в воду) только местные мальчишки, которые уже привыкли к холодным ваннам. Героиня фильма Нина должна прыгать в горную речку, спасая Шурика. «Нет, нет! Наташа Варлей не полезет в воду! — говорит решительно режиссер Леонид Гайдай. — Не будем рисковать актрисой. Впереди еще съемки. Сделаем так: оденем одного из ребят в костюм Нины и пусть прыгает в воду. На общем плане зритель не увидит подмены!»

Один, два, три дубля прыгающих ребят. Наташа решительно подходит к режиссеру: «Леонид Иович! В фильме я все делаю сама и прыгать буду тоже сама. Я не боюсь ни камней, ни холодной воды».
Режиссёр Л. Гайдай, подумав, дает свое согласие. Прыжок актрисы в ледяную воду снимается самым крупным планом, на котором видны все мельчайшие нюансы. Выскочив на берег, актриса сразу же получает первую медицинскую помощь, в виде растирки спиртом и тёплого одеяла. Однако, не тут-то было! Видео оператор К. Бровин вдруг начал настаивать на повторной съемке эпизода, из-за водяных капель, которые попали на стекло объектива. И опять ледяная купель безжалостно впивается иголками прямо в тело отважной актрисы, и снова повторяется «фокус» с растиркой и одеялом, но все зря, в картине все равно использовался лишь первый вариант эпизода.

Стройная, молодая и загорелая Наташа Варлей на фоне живописных горных пейзажей, отважно совершает манипуляции с альпинистским снаряжением, причем прямо на краю крутого обрыва. Дух захватывает от одного вида бесстрашной актрисы!

Есть фильмы которые не оставляют в памяти никакого следа, и даже воспоминания. А есть незабываемые шедевры кинематографа, на которых воспитываются целые поколения. Они становятся настоящим достоянием нации, духовным сокровищем своего народа. Но все окончательно рассудит только время.

Sabibon - самое интересное в интернете

Оставить комментарий